СобакиКошкиПтицыРыбыЛошадиГрызуныАмфибииРептилииРастенияФОТОВопросы-ответы (FAQ)ОткрыткиЭнциклопедии


 

Белый, или обычный толстолобик (Hypophthalmichthys molitrix)

В советской части бассейна Амура белый толстолобик обитает испокон веку, его пестрый родич появился здесь в 50-х годах и теперь быстро расселяется преимущественно от Малого Хингана до Комсомольска. Типичные представители, ихтиофауны теплой Юго-Восточной Азии.

Питаются планктоном. Крайне чуткие. Икромет в разгаре лета, в толщах текучей воды. Растут быстро. Обычный размер 50-60 сантиметров, вес - около 3 килограммов. В теплых водохранилищах достигают 22-28 килограммов.

Белый, или обыкновенный, толстолобик - замечательная крупная амурская рыба. Из семейства карповых. Это именно она, пожалуй, больше всего поразила путешественников и ученых, увидевших Амур еще не изученной, грозной и сказочно богатой рекой! И поразила потому, что устраивала дивящемуся люду грандиозные зрелища.

Толстолобик - рыба очень чуткая, пугливая и компанейская. Живет она на просторных водяных пастбищах большими стаями. Любит заливы, тихие протоки с медленным течением, на подъеме воды охотно выходит на зеленые разливы. Бодрствует днем и ночью...

И вот в чем странность этой рыбы. Испугать ее внезапно и резко надвинувшейся тенью, стуком или вскриком ничего не стоит, и тогда-то начинаются пляски этой рыбы. Может быть, за то, что живет стаями да отчаянно прыгает, местные жители и зовут ее толпыгой?

...Недавно это было. Будоража и коверкая сонную тишину знойного летнего дня, моя моторка ворвалась на зеркальную гладь амурского речного залива и потянула пенно-бурунный след вдоль притопленных тальников. Я смотрел на этот след, и мне казалось, что вовсе не лодка, а гигантский стальной нож в оглушительном бензиновом реве кромсает трехметровую толщу воды и всю бесконечно сложную жизнь в ней.

И мельком, уже в который раз - вспомнил я, что всего каких-нибудь 30-40 лет назад - песчинка в Сахаре времени! - по таким вот заливам неторопливо, .спокойно, размеренно и безвредно для водной жизни плавали лишь на весельных лодках да оморочках.

Вдруг по обе стороны от буруна запрыгали крупные рыбы. Они взмывали вверх, вспыхивали серебряным пламенем и как попало шлепались в воду, вздымая феерическую россыпь алмазных брызг. И все за кормой лодки. Лишь одна полуметровая рыбина взметнулась свечкой из-под пласта воды, вывернутого острым носом лодки, так близко, что я успел хорошо разглядеть ее. То был белый толстолобик.

Их выпрыгнуло, наверное, с десяток. Мой молодой моторист кричал восторженно и дико, выкатив глаза и широко раскрыв рот, махая руками и подпрыгивая, швыряя лодку в опасные виражи в погоне за взлетающими живыми торпедами.

Я тоже заерзал на своем сиденье... И все-таки не теперешние толстолобы взметнули во мне поток мыслей, а то далекое и за давностью сгоревших лет уже туманное, что когда-то отложилось в одном из глубоких артезианских колодцев памяти.

...Я тихо толкал деревянную лодку-плоскодонку шестом, направляя ее через затопленные зеленокудрые кочки к широкому разливу, на дне которого лежал мой перемет, тогда не запрещавшийся, наживленный лягушками. А думал просто: позавчера я снял с этой снасти 18 сомов, вчера - 15, сколько же нацеплялось за эту ночь? И будет ли среди них экземпляр побольше того пудового, который попался два дня назад?

Когда лодка наконец пробралась сквозь кочки и свободно заскользила вдоль берега, меня неожиданно окликнули, я, оборачиваясь, поскользнулся босыми ногами на ослизлом мокром днище и упал, загремев шестом и своими ребрами. И тут же вода взорвалась дикой пляской большого косяка толстолобиков, сытый покой которых я так бес церемонно и резко нарушил.

Белый толстолобик, обычный толстолобик (Hypophthalmichthys molitrix), Рисунок картинка рыбы
Белый, или обычный толстолобик (Hypophthalmichthys molitrix)

Они беспорядочно выпрыгивали из воды со всех сторон, выпрыгивали десятками сразу, тяжелыми снарядами перелетали через лодку высоко и низко. И было их так много, что плеск и шум слились в суматошный живой водоворот, в дикую рыбью вакханалию, в ни на что не похожую пляску.

Я, опершись руками о сиденье, одурело ворочал шеей, а здоровенная рыбина, как будто прицелившись, ударила меня в затылок так крепко, что загудели в голове чугунные колокола, а она запрыгала в лодке с жарким треском, расталкивая шест и весла, как спички. Рядом с нею шлепнулся другой толстолобик и тоже забился, осеребривая борта перламутром чешуи, судорожно глотая воздух маленьким мясистым ртом, беззвучно шлепая жаберными крышами и оголяя нежную красноту жабер. Он отрешенно ворочал низко посаженными глазами на большелобой голове и словно чему-то печально удивлялся.

И как по команде рыбьего бога все стихло. Лишь разбегались по глади, перехлестываясь и гасясь, круги волн, От них шевелились метелки полузатопленного вейника и тихо покачивалась лодка. А в ней засыпали неживучеквелые толстолобики: они уже не прыгали, а, прилипнув к дну, вяло шевелили хвостами да все реже и реже прогоняли воздух через подсыхающие жабры, отравляясь чудовищным для них избытком кислорода. Тускнели, высыхая, серебряные, лишь поверху позеленевшие одеяния из мелкой, ювелирного изготовления чешуи, туго обтягивавшие бокастые - теперь, я думаю, полупудовые - тела.

Сейчас такое зрелище ошеломило бы любого видавшего виды амурского рыбака, а тогда... Тот, кто меня окликнул, без всякого удивления или возбуждения спросил: "Живой, Серега? Не затопили лодку-то толстолобики? - И сквозь зевоту добавил: - Отец велел тебе пошукать коня, стога ставить надо..."

Так что же это за рыба - белый толстолобик? А непростая рыба. Главная ее особенность в том, что она питается не просто растительной пищей, а фитопланктоном. Он не ахти как калориен, но его почти повсеместно много. К тому же и нет другой рыбы, которая была бы так великолепно приспособлена к жизни на мельчайших водорослях: жаберный аппарат с тонкими, очень густыми тычинками, соединенными между собой поперечными перемычками, - это настоящая планктонная сетка, чудесное сито почище китового уса. Отцеженные из воды растеньица отжимаются и направляются к сильным глоточным зубам, где спрессовываются в зеленый брикет. А кишечник в 6-8 раз, иногда десятикратно длиннее тела. Потому-то и умудряется толстолобик на малопитательном харче к осени сильно зажиреть. Так основательно, что в своем Амуре спит на глубинах ям плотными сборищами с октября по апрель и к весне не так уж и тощает. С таких ям прежде рыбаки, запустив невод под лед, за один замет вытаскивали до 10-15 тысяч серебряных рыб длиною по 60-70 сантиметров и весом по 4-6 килограммов.

У толстолобика много достоинств: он строен и красив, плодовит, довольно быстро растет и достигает солидных размеров. Мясо его замечательно вкусное и сытное. Промысловые рыбаки толпыгой издавна интересовались и в былые годы на Амуре брали ее лишь немного меньше, чем сазана.

Средняя длина толстолобика на различных участках Амура чаще всего составляет 50-60 сантиметров, вес - 2,5- 3,5 килограмма. Впрочем, не особенно удивляли и 80-сантиметровые почти полупудовые богатыри. Эта река хорошо знает и метровых - пудовых толстолобиков.

Отмеченные в рассказе о белом амуре требования к условиям обитания свойственны и толстолобу, как и многим другим рыбам южного происхождения: чем теплее вода, больше кормов да продолжительнее безледье и высокие паводки, тем быстрее они растут. На озерных просторах Ханки 5-6-летние толстолобики почти в два раза тяжелее, чем в Амуре, а в более холодной воде его низовьев они не достигают размеров, характерных для южного прогиба реки неподалеку от сунгарийских теплых потоков.

Забегая вперед, оговоримся, что в последние 30 лет белого толстолобика широко расселили по естественным и искусственным водоемам нашей страны и многих европейских государств. Теперь он обычен в бассейне Аральского моря и Кубани, в Волге, Днепре и Дунае, выращивается в прудах Украины, Средней Азии. Даже слабо засоленная вода лиманов пришлась ему по вкусу! В прудоводстве он стал более важен, чем карп. В теплых водах он растет стремительно. На Кубе двухлетние весят уже до 2,7 килограмма в прудах и 5 - в водохранилищах. В Сырдарье он мужает не столь стремительно, но все же в два раза быстрее, чем в Амуре. В теплом водохранилище у города Калуги летом 1983 года поймали толстолобика Длиною 133 сантиметра и весом 27,8 кнлограмма. Совсем недавно в обычном природном водоеме Чехословакии добыли почти такого же - 130 сантиметров, 22 килограмма.

 
 

 

Сейчас на форуме