СобакиКошкиПтицыРыбыЛошадиГрызуныАмфибииРептилииРастенияФОТОВопросы-ответы (FAQ)ОткрыткиЭнциклопедии


 

Расчленяющая окраска у животных

Мы переходим теперь, может быть, к наиболее важной и определенно наиболее интересной категории принципов, относящихся к маскировке, а именно к тому типу камуфляжа, который стал широко известен с начала войны и который следует называть "расчленяющей   окраской".

Из предыдущих глав ясно, что в идеальных условиях совпадающая с фоном окраска, в сочетании с противотенью, обеспечивает абсолютную невидимость на одноцветном фоне даже на близком расстоянии. Но в природе, как и на войне, условия редко бывают идеальными и никогда не остаются надолго такими, так как они изменчивы. Большинство животных, как и большинство боевых машин, подвижны и при движении постоянно меняют фон, который и сам по себе очень редко однороден по окраске и рисунку. Кроме того, свет, падающий на животное, постоянно меняет цвет, интенсивность и направление.

Поэтому, даже при наиболее совершенной гармонии окрасок и противотени, мы все же должны считаться с тем, что однородно окрашенное животное бросится в глаза как сплошное одноцветное пятно, более или менее резко выступающее на фоне темных, светлых или разнородно окрашенных предметов своего окружения. Именно эта непрерывность поверхности, сочетающаяся со специфическим контуром или очертаниями, и позволяет нам распознать предмет, с формой которого мы знакомы. Таким образом, для действительной маскировки необходимо нарушить впечатление формы. Эта задача и разрешается, иногда чрезвычайно успешно, применением оптических принципов, связанных с   использованием рисунка.

Значение расчленяющей окраски. Функция расчленяющего рисунка многих животных, например жираф и ягуаров, анаконд и игуан, коньков и куликов, многих лягушек, кузнечиков, бабочек и богомолов, заключается в том, чтобы предупредить опознавание предмета или как можно долее задержать это опознавание. Успех при этом зависит не только от оптических, но и от психологических причин. Если поверхность рыбы - или завода - покрыта неправильными пятнами контрастных цветов и оттенков, то эти пятна   привлекают взор наблюдателя и отвлекают его внимание от предмета, который несет эту расцветку. Расцветка может сама по себе быть очень заметной, но так как она противоречит форме, на которую нанесена, то приковывает к себе внимание и кажется частью окружающего.

Даже простейшие расчленяющие расцветки затрудняют распознавание и таким образом способствуют маскировке. В своем наиболее элементарном виде это правило хорошо выражено в окраске некоторых тропических лягушек и жаб. Так, например, восточноафриканская Rana adspersa, крупная лягушка, основная расцветка которой состоит из мазков блеклого землисто-бурого и оливково-зеленого цветов, несет вдоль середины спины яркую желтую полоску, тянущуюся от морды. Однако вместо того, чтобы привлекать внимание к животному, эта полоса оказывает совершенно противоположное действие. Прежде всего резко выделяется и бросается в глаза желтая линия, которая сама по себе напоминает случайному взору вовсе не животное, а скорее ветку или стебель травы. Затем, создавая резкий цветовой эффект, эта полоса, в силу контраста, скрадывает менее резкие полутона, которыми реальная форма лягушки отличается от ее окружения. Далее она разделяет форму лягушки пополам, так что глаза врага видят лишь конфигурацию двух половинок лягушки, а их вид настолько отличается от вида целой лягушки, что мозг обладателя этих глаз обычно не соединяет обе половинки вместе и не распознает животное.

Малазийский цветковый богомол (Hymenopus coronatus), фото насекомые фотография картинка
Малазийский цветковый богомол (Hymenopus coronatus)

Аналогичная система маскировки существует у бесчисленного множества животных всякого рода: вспоминаются полосы на спине разных саранчовых и кузнечиков, среди птиц - ржаво-желтые спинные полосы гаршнепа (Lymnocryptes gallinula), светлые полосы на голове обыкновенного бекаса, на оперении вальдшнепа и крыльях авдотки. Чрезвычайно интересным примером, красиво иллюстрирующим простейшую форму того же принципа, является похожий на цветок богомолHymenopus coronatus, наблюдавшийся на Малайском полуострове Аннандалем. Тело этого замечательного насекомого, окрашенное в бледно-розовые и белые топа, оптически расчленено на две части яркой поперечной полосой густо-зеленого цвета на груди. Как указывает Ангандаль, на соцветии Melastoma polyanthum насекомое делится этой полосой на две части, которые кажутся не имеющими друг с другом никакой связи, - факт особенно многозначительный, если учесть, что все насекомое обычно крупнее цветка.

Разделено ли тело оптически посредством сильно выделяющихся пятен подходящего цвета, подобно тому, как это было описано выше, или нет, но обычно расчленяющая расцветка распространяется в виде неправильных пятен покровительственных тонов на всю поверхность тела или же на такие части его, которые обычно находятся на виду. Прекрасными примерами общей расчленяющей окраски являются желтые с черным яйца чибиса и южноамериканская рогатая лягушка (Ceratophrys cornuta), с ее удивительным камуфляжем, создаваемым золотыми, зелеными и бурыми тонами.

Расчленяющие расцветки и частичное слияние с фоном. Успех приспособлений, относящихся к категории расчленяющих расцветок, зависит от ряда оптических закономерностей, которые мы теперь должны рассмотреть несколько более подробно. Если животное видно на неоднородном фоне, можно сказать с большой долей вероятности, что любой рисунок темных или светлых тонов будет в какой-то мере мешать его обнаружению, нарушая в большей или меньшей степени его видимую форму. Ноне следует думать, что любые узоры окраски, цвета или расположение контрастирующих оттенков будут действительно способствовать маскировке. Для получения действенных результатов и цвета, и контрасты тонов, и расположение рисунка должны соответствовать определенным оптическим принципам. Несложное исследование показывает, что некоторые степени контраста и некоторые расположения рисунка более эффективны для целей маскировки и скрадывания. Чрезвычайно интересно и показательно, что именно те способы нарушения формы, которые по теоретическим причинам кажутся наиболее пригодными для этой цели, как раз и встречаются в окраске бесчисленных животных, пользующихся ими для обеспечения себе безопасности или успешной охоты.

Прежде всего, действенность расчленяющего рисунка сильно повышается, если некоторые из его компонентов близко сходны с фоном, тогда как другие резко выделяются на нем. При этих условиях, благодаря контрасту одних цветов и совпадению других, некоторые части предмета совершенно исчезают, тогда как другие отчетливо выступают. И следует отметить, что форма последних, которую только и можно различить, такова, что невозможно   установить, к чему эти части   относятся.

Будучи одеты в расчленяющую расцветку, они становятся менее легко распознаваемыми, даже находясь на таком фоне, на котором они ясно выступают, как это изображено во втором ряду. Но если фон совпадает с одним из   элементов  расцветки  и  поглощает   его,   как  это   изображено в третьем и четвертом рядах, то трудность распознавания сильно возрастает, и в результате глаз наблюдателя может распознать предмет лишь с запозданием или вообще не может сделать этого.

Нам, следовательно, нужно уяснить, что диапазон цветов, встречающихся в окраске животных, должен, как правило, совпадать с окраской среды, в которой животное обитает. Теоретическое значение этого положения очевидно. В других частях этой книги приведено много случаев применения этого принципа в природе у животных самых разных видов, хорошо знакомых каждому натуралисту. Но здесь нам нужно разобрать одно возражение, а именно: критически окрашенное животное часто видно на фоне,  с которым его окраска не гармонирует,  и при   желании можно найти такой фон, который окажется покровительственным для любого животного. Критики, выдвигающие это возражение, упускают из вида тот основной факт, что фон, котором соответствуют различные критические животные, и есть именно тот фон, на котором они нормально отдыхают или проводят тот период своей жизни, когда покровительственная окраска особенно необходима, например фон места дневного отдыха ночных бабочек и места расположения гнезд у птиц, гнездящихся на земле. Никакая окраска не может спрятать вальдшнепа при его перелете над морем, однако в это время он полагается не на покровительственную окраску, а на быстроту полета или покров темноты. С другой стороны, в продолжение недель, когда он в лесу насиживает и выводит свое потомство, невидимость ему жизненно необходима, и его окраска лучше всего приспособлена для маскировки именно в том окружении, которое он избирает для гнездования.

Тона расчленяющей расцветки и принцип наибольшего расчленяющего контраста. Нам предстоит рассмотреть роль уже не цветов, а их сочетаний в рисунках, функция которых заключается в расчленении непрерывной поверхности. Мы видели, что действие расчленяющей расцветки заключается в разрывании непрерывной в действительности поверхности на некоторое число мнимо разобщенных поверхностей. Каждая такая отдельная поверхность воспринимается глазом как отдельный предмет, и ни один из этих предметов не напоминает форму тела, расчлененного на части находящимся на нем рисунком; наоборот, этот рисунок должен противоречить форме тела,  которое  он маскирует. И эта иллюзорная внешность, это противоречие с действительной формой очень усиливаются резко контрастными сочетаниями красок.

 
 

 

Сейчас на форуме