СобакиКошкиПтицыРыбыЛошадиГрызуныАмфибииРептилииРастенияФОТОВопросы-ответы (FAQ)ОткрыткиЭнциклопедии


 
где найти гинеколога

Отряд китообразных (Cetacea)

Объектом научных наблюдений и специальных физиологических экспериментов были афалины - крупные дельфины (2,3-3 м длины), водящиеся у восточных берегов Америки и у нас в Черном море.

В США изучение их поведения проводилось в особых океанариях - специально выгороженных прибрежных участках моря, достаточно просторных для свободных движений небольшой стайки дельфинов и окруженных стенами с решетками, преграждающими выход для дельфинов, но свободно пропускающими рыб и других мелких обитателей моря (в 1965 году подобный океанарий был устроен и у нас на Черном море).

Возникает вопрос: чем же мог быть обусловлен высокий уровень психической деятельности дельфинов, Поставивший их в этом отношении выше всех других млекопитающих и почти рядом с человеком?

Подобно человеческим предкам (хотя и в совершенно иной обстановке), дельфины ведут стадный образ жизни, причем у них в условиях взаимного общения выработалась достаточно сложная система звуковых и сверхзвуковых сигналов. Недавние исследования показали, что вполне взрослые самцы некоторое время держатся отдельными стадами, но в основном стая дельфинов - это сильно разросшаяся семья, возглавляемая не отцом, а матерью, окруженной своими детенышами различного возраста (дельфины-самки, как правило, рождают по одному детенышу в год). В таких стаях-семьях, в течение ряда лет объединяющих особей различного возраста и различного жизненного опыта, но постоянно общающихся между собой при помощи развитой сигнальной системы, и могла создаться своего рода коллективная память - возможность "устной" передачи от поколения к поколению результатов приобретаемого жизненного опыта, или, иначе говоря, возможность накопления знаний.

А так как дельфины-афалины обнаружили вдобавок и способность воспроизводить звуки человеческой речи, то некоторые исследователи (Дж. Лилли и др.) питают надежду войти в более тесный контакт с этими обитателями морей и океанов.

Тайна скорости дельфинов. Как показали исследования, необычайная скорость передвижения дельфинов обусловлена еще и особенностями строения их кожи. Ее внешний слой (около 1,5 мм) чрезвычайно эластичен, а внутренний (толщиной около 4 мм) состоит из плотной ткани. При этом внутренняя часть внешнего слоя пронизана множеством ходов и трубочек, заполненных мягким жирным веществом. Как показали опыты с искусственными обтекаемыми моделями в виде торпед с твердыми и эластичными оболочками, свойственное дельфинам строение кожи гасит возникающие при быстром передвижении завихрения в водной среде, - то турбулентное движение, которое понижает скорость хода подводных лодок с их неподатливой металлической обшивкой (таким образом, перед конструкторами подводных лодок стоит задача догнать в этом отношении природу китообразных).

Приспособления к жизни на больших глубинах. Большую загадку в биологии китообразных представляла и способность этих теплокровных и активных зверей оставаться под водой в течение многих десятков минут, не возобновляя запаса воздуха в легких. Разгадка оказалась в том, что нырнувший в глубину кит уносит с собой запас кислорода не только внутри своих легких и не только в обычном соединении с гемоглобином крови, но еще и в соединении с содержащимся в их мышцах особым пигментом миоглобином (его присутствие придает мясу китов особую темную окраску).

Еще более поразительной оказывается способность некоторых китообразных (например, кашалотов) опускаться на глубину до 2000 м, подвергаясь там колоссальному давлению верхних слоев воды - давлению, при котором опущенные на дно моря стальные приборы сплющиваются и скручиваются. Кашалоты же не только без вреда для себя переносят эти условия, но и активно преследуют там свою добычу.

Косатка, кит убийца (Orcinus orca). Фото, фотография картинка китообразные животные
Косатка, или кит убийца (Orcinus orca)

Прежнее предположение, будто киты на глубине защищают свои внутренние органы, напрягая до крайности мускулатуру тела, не выдерживает критики: во-первых, даже и сильная мускулатура не могла бы сопротивляться огромному давлению, а во-вторых, кашалоты и на глубине хватают и проглатывают свою добычу, т. е. не изолируют свой желудок и кишечник от воздействия внешней водной среды.

Таким образом, у ныряющего кита во всех его внутренних органах устанавливается давление, равное внешнему гидростатическому давлению; таким образом, давление внутри и снаружи уравновешивается.

Размножение китообразных. Подробно размножение китообразных было изучено на более доступных для непосредственных наблюдений дельфинах. Детеныши рождаются очень крупными, но не сразу порывают связь с организмом матери, как это бывает у наземных млекопитающих. Несколько дней (не менее трех) детеныш остается прикрепленным к матери посредством пуповины и следует за ней как на поводке. Пуповина отпадает после того, как детеныш целиком перейдет к атмосферному дыханию.

Детеныши у всех китообразных рождаются на свет уже высоко продвинувшимися в своем развитии и очень крупными - крупными не только в абсолютных цифрах, но и по отношению к размерам матери; так, у самки дельфина размерами приблизительно с человека новорожденный "малыш" подходит по своим размерам к пятилетнему ребенку.

Нетрудно понять здесь взаимную связь явлений: слабо развитый и беспомощный детеныш не мог бы сразу освоить необычную для млекопитающих водную среду, л с другой стороны, прохождение крупного детеныша по родовым путям не затрудняется здесь костями таза по той причине, что таза у китов не имеется в связи с недоразвитием задних конечностей. Вместе с тем понятно, почему самки китообразных приносят только по одному детенышу.

Китобойный промысел. Исторические корни китобойного промысла уходят в глубь средневековья, когда баски - жители северного побережья Испании - добывали китов в прибрежных водах Бискайского залива. Позднее, в XVI-XVII столетиях, в связи с развитием мореходства в странах Северной Европы китобойный промысел переходит в руки голландцев, англичан и норвежцев, добывавших китов уже в открытом море. Промысловое значение китов определялось главным образом огромным количеством жира - до 45 т с одной крупной туши этого морского зверя. Жир в те времена вытапливали в котлах, превращая его в ворвань - продукт с неприятным запахом, поступавший на мыловаренные заводы и."на переработку в мази технического назначения. Значительную ценность в былые времена представлял китовый ус: получаемые из него упругие пластинки шли на изготовление дамских корсетов, так как мода XVI- XIX столетий требовала от женщины особенно тонкой талии. Что же касается мяса и внутренностей китов, то они использовались тогда только в качестве удобрения.

До второй половины прошлого столетия китобои выходили на промысел на парусных кораблях, а при встрече с китом спускали на воду большую лодку и на ней с большим риском приближались к киту почти вплотную; тогда опытный гарпунщик метал в кита гарпун - особого устройства копье, прочно вонзающееся в тело кита, а с другого конца не менее прочно связанное с китобоями очень длинной и прочной веревкой.

Появление паровых судов внесло большие изменения в технику китобойного промысла.

Пароходы-китобои, более маневренные, чем парусные корабли, могли приблизиться к киту на сравнительно небольшое расстояние, и тогда в тело кита вонзался гарпун, выпущенный из особой небольшой пушки, помещавшейся на носу парохода, а разрывные пули добивали морского великана.

 
 

 

Сейчас на форуме