СобакиКошкиПтицыРыбыЛошадиГрызуныАмфибииРептилииРастенияФОТОВопросы-ответы (FAQ)ОткрыткиЭнциклопедии


 

Оседлость и подвижность сов

Как сильно взрослые особи привязаны к участку, на котором живут, насколько они консервативны, - вопрос сложный и до конца еще не выясненный. Говоря об оседлости или о подвижности сов, необходимо подчеркнуть, что нас должен интересовать характер территориальных связей прежде всего взрослых птиц, то есть особей, ранее уже размножавшихся и выбравших район обитания. Наибольшее территориальное постоянство характерно для старых, обосновавшихся в каком-либо районе птиц. Молодым же особям свойственна достаточно большая подвижность.

Понятие оседлости в данном случае не исключает, а предполагает разлет молодняка. Последний обеспечивает возможно более равномерное распределение особей вида в пригодных для обитания районах, что является весьма типичным для хищных птиц вообще. Именно путем дисперсии молодняка у оседлых видов и расширяется ареал при появлении новых пригодных к обитанию угодий, которые могут образоваться как в результате деятельности человека - при вырубке лесов или их посадке, обводнении или осушении территории, - так и под влиянием естественных причин, вызванных, например, изменением климата.

Некоторое перераспределение особей на территории ареала у отдельных видов сов бывает связано с изменениями численности жертвы.

Степень оседлости или подвижности сов выяснить не так-то просто. Решение этой задачи в значительной мере осложнено отсутствием у большинства видов четко выраженного возрастного диморфизма - перелинявшие осенью молодые птицы внешне мало отличимы от взрослых.

Встретив даже явно кочующих особей, мы чаще всего не знаем, имеем ли дело с расселяющимися молодыми птицами или фиксируем факт смены участка обитания уже ранее размножавшимися. Со всей определенностью на этот вопрос можно ответить, лишь используя данные кольцевания птиц на гнездах. Но таких сведений как раз очень мало.

О том, насколько совы оседлы, в основном судят по косвенным данным. Как показали исследования Пауля Штаварда, у сов весьма слабо развит инстинкт дома (homing). Например, ушастая сова не находит дорогу домой, если ее увезти дальше чем на 6,4 километра от гнезда. Не говорит ли такое поведение сов об их исключительной оседлости и связанном с этим отсутствии умения уверенно ориентироваться в пространстве? Есть и другие косвенные доводы, проливающие некоторый свет на характер территориальных связей сов.

Изучение географической изменчивости сов позволяет заключить, что размеры их прямо зависят от суровости климата. Так, замечено, что наиболее крупные особи обитают чаще всего в центре континента. Интенсивность окраски оперения сов связана с характером ландшафта: чем более закрытый ландшафт, тем темнее оперение птиц. Б. Ф. Белышевым для Евразийского материка даже были выделены особые "формообразующие" территории: Западноевропейская, Восточноевропейская, Западносибирская и т. п. Не является ли эта территориальная полиморфность сов следствием их оседлости?

Можно подойти к решению касающегося оседлости и подвижности сов вопроса и с другой стороны. Известно, что минимальное число вариаций у сов образуют, во-первых, немногие виды, регулярно совершающие сезонные перелеты, - это болотная сова и ряд совок, которые зимой не в состоянии прокормиться даже в средних широтах, - и, во-вторых, северные виды, гнездящиеся в зоне тундры, лесотундры и северной тайги. Обитая в сравнительно суровых условиях, полярная и ястребиная совы, мохноногий сыч и другие виды вынуждены в зимний период совершать регулярные, иногда значительные перемещения. С определенными оговорками к этой же группе птиц могут быть отнесены бородатая и длиннохвостая неясыти и некоторые другие совы тайги. Вполне возможно, что у данных видов связь с территорией наименее прочная и постоянно происходит перераспределение особей внутри ареала. Если это так, то мономорфность северных и перелетных видов сов становится понятной.

Все же для очень многих сов характерна именно полиморфность, то есть наличие большого числа подвидов и форм, что указывает на оседлость этих птиц. Например, филин в Евразии представлен по крайней мере пятнадцатью подвидами. Более чем десять подвидов известно у домового сыча, а также у обыкновенной неясыти. Будучи распространенной почти по всему миру, сипуха образует более трех десятков форм, отличающихся морфологически.

Внимательное изучение размещения отдельных подвидов сов внутри видового ареала позволяет заключить, что по направлению к экватору оседлость особей возрастает и, наоборот, чем дальше от экватора, тем площади, занимаемые одним подвидом, больше. В этом отношении показательна ошейниковая совка, широко распространенная в Восточной и Южной Азии - от Сахалина, Курильских островов, Японии и до Индии, Китая, Филиппинских и Зондских островов. Этот вид представлен по крайней мере восемнадцатью подвидами, из которых три выявлены в северных и центральных районах ареала и пятнадцать известны для южной части, составляющей всего четверть от общей площади. Сопоставляя эти цифры, можно сделать только один вывод - южные популяции оседлы, а северные подвижны.

Во всех случаях четкую географическую границу между подвидами сов. (исключая островные формы) провести бывает нелегко, так как различия между подвидами обычно стираются в пограничной зоне, поскольку здесь происходит смешение особей. Существование же незначительных по протяженности переходных зон опять-таки свидетельствует об известной оседлости старых особей.

Какую-то ясность в решение вопроса о степени оседлости сов могут внести и такие, например, факты. В. П. Теплов, изучавший экологию филина в Печоро-Илычском заповеднике, сообщает о гнездовании этой совы на протяжении пяти лет подряд в гнезде орлана-белохвоста на берегу Волосницкой старицы. Поселение филина на дереве - явление редкое, и можно предположить, что здесь в течение всех лет обитала одна и та же пара. В этом же заповеднике на левом берегу Печоры, близ устья Большой Шежимы, в нише скалы было обнаружено гнездо филина, функционировавшее затем по крайней мере двадцать пять лет; в трещине скалы на реке Пирсю филины обитали около двадцати лет и т. д.

Примерно то же можно сказать о рыбном филине, распространенном у нас в Приморье. Присутствие здесь этих птиц на конкретном микроучастке пять-десять лет подряд - обычное явление. Даже в том случае, когда один из партнеров погибает, вторая птица не улетает, а остается на прежнем месте. Примеров постоянного пребывания сов на протяжении года и более в определенном пункте много.

В подтверждение несомненной привязанности сов к тем или иным микрорайонам могут быть приведены также факты существования в природе достаточно стойких изолированных поселений, оторванных от основных районов обитания. Классическим примером этого может служить мозаичность гнездования обыкновенной неясыти на северной границе ареала. Так, по крайней мере на протяжении полувека в парке

Биологического института Ленинградского университета ежегодно гнездятся две-три пары этих птиц. В большинстве же естественных лесов Ленинградской области этот вид практически отсутствовал и лишь в последние годы, в связи с произошедшим потеплением климата, неясыть здесь начала гнездиться несколько шире.

Настоящих перелетных птиц среди сов, как мы уже говорили, очень мало. Более или менее регулярные перелеты совершают некоторые мелкие насекомоядные виды из совок, иглоногая сова, а также отдельные мышееды - болотная и ушастая совы. Но и у этих сов осенние и весенние перелеты характерны, как правило, не для всех особей вида, а лишь для обитающих в широтах, где в зимний период добывать насекомых или грызунов затруднительно. Так, болотная сова, безусловно, перелетная птица почти во всей Евразии. Однако на Курильских островах многие особи этого вида ведут оседлый образ жизни. По-видимому, то же можно сказать и о болотной сове, обитающей на Сахалине.

Летящая сова?, Фото фотография картинка птицы

Основная особенность сезонных миграций сов, и это отличает их от классических дальних мигрантов из других отрядов птиц, заключается в большой изменчивости сроков данного явления. В разные годы перелеты сов не начинаются в строго определенные сроки с конкретным соотношением длины дня и ночи, а предпринимаются в ответ на ограничение доступности корма. К этому же выводу пришли натуралисты, специально изучавшие ход миграций сов в районе острова Гельголанд. По полученным здесь сведениям оказалось, что интенсивность осеннего перелета ушастой совы, например, полностью зависит от обилия пищи на родине этих птиц. В "мышиные годы" они становились более оседлыми и встречались на пролете редко. Кстати, окольцованные на Гельголанде ушастые совы позже, в летние месяцы, были встречены в Швеции, Финляндии и СССР.

В свое время также было отмечено, что в очаге чумы среди песчанок, к северу от Кейптауна, летом африканский филин встречается вдвое чаще, чем зимой. Эпизодически, в годы высокой численности грызунов, переселяется из хвойно-широколиственных лесов в пойменные, а также в светлые липово-широколиственные рощи длиннохвостая неясыть. Аналогичную смену гнездового биотопа этими совами наблюдал в Приморье в 1962 и 1967-1968 годах А. А. Назаренко.

Более или менее регулярные перелеты совершает, по-видимому, американский мохноногий сыч. По крайней мере почти ежегодно в марте-апреле, как сообщает Пауль Кетлинг, на побережье озера Онтарио скапливается много птиц. Это указывает, что в период миграций сычи пересекают и весьма крупные водоемы, которые они перелетают обычно ночью при слабом ветре. Явно пролетные особи этого вида в отдельные годы отмечались разными орнитологами также в районе озер Верхнее и Мичиган. Здесь только с сентября по октябрь в паутинные сети ловится свыше двухсот особей. Судя по повторным отловам, птицы в этом районе останавливаются не более чем на два-три дня.

Хорошо известны случаи, когда в особо суровые и снежные зимы приходят в движение даже такие, казалось бы, оседлые совы, как сипухи. Их массовый спуск с гор в долину района Ланкашира в 1969 году был отмечен Д. Е. Глоем и Дж. Ньютэлом. Нечто похожее характерно и для домового сыча, значительная часть особей которого также живет оседло. Однако, по свидетельству А. И. Иванова, птицы, обитающие в высокогорьях, на зиму регулярно спускаются в предгорья, где климат более мягкий. Это подтверждается тем, что зимой в предгорной части, например, Алая неоднократно добывались экземпляры высокогорного подвида. Сходно ведет себя и воробьиный сычик в западноевропейских горных лесах.

Во многих случаях сезонные перемещения сов, даже склонных к миграциям, бывает очень трудно предсказать. Классический пример нерегулярных перемещений дает нам полярная сова, так как она особенно хорошо заметна. Зимой она вдруг появляется много южнее основных границ своего гнездового ареала. Эти кочевки, в которые вовлекаются преимущественно молодые особи, связаны с внезапным падением численности леммингов в тундре.

Иногда совы неожиданно предпринимают поистине уникальные перемещения. Так, Петр Линдберг наблюдал крупнейший в нынешнем столетии массовый налет воробьиного сычика в Швеции. В зиму 1963/64 года первые особи этого вида были отмечены в октябре. В декабре зафиксирован максимум встреч. В марте у птиц обнаружилась явная тенденция к передвижению на север и северо-восток. При этом заметим, что перемещение воробьиных сычиков не сопровождалось расширением их гнездового ареала. Много мигрирующих птиц погибло. Движение сычиков в это же время отмечалось в Норвегии и Финляндии.

Случай перемещения сов наблюдал наш отечественный зоолог, автор известной книги "Спутник следопыта", А. Н. Формозов. В начале зимы 1933 года он был свидетелем интенсивного пролета ястребиных сов в Подмосковье. Только в течение получаса 5 декабря им было зафиксировано около двухсот особей этого вида, летевших на небольшой высоте. Значительные перемещения ястребиных сов известны и для Канады. Причем, если совы попадали на участки с высокой численностью пенсильванской полевки, то здесь же приступали к размножению, то есть гнездились в тех местах, где раньше не встречались.

Совершенно необычное по масштабам и форме передвижение обыкновенной неясыти довелось наблюдать Л. Л. Семаго. Осенью, 11-12 ноября, 1955 года в Усманском лесу Воронежской области вдруг появилось множество этих сов. Почти в любом месте одновременно слышались голоса пяти-шести птиц. Казалось, что весь лес кишит неясытями. Судя по перемещению голосов птиц, основная их масса следовала с северо-востока на юго-запад. Днем неясыти встречались повсюду в густых сосняках, прятались в кронах старых дубов с еще не опавшей листвой. 14 ноября пролет окончился, что совпало с внезапно наступившим резким похолоданием.

Подвижностью сов в какой-то мере можно объяснить и непостоянство границ ареалов некоторых видов. Однако и здесь в основе данного явления скорее лежит не тенденция к бродяжничеству отдельных особей, а закономерный разлет молодых птиц. Причину его вскрыть удается не всегда, хотя связь его с кормовым фактором подчас кажется очевидной.

Так или иначе, встреча с совами в местах, где они ранее отсутствовали, воспринимается всегда как приятная неожиданность, и это событие подчас находит отражение в самой широкой печати. Примером может служить пристальное внимание и интерес, с которым любители природы в Англии следили за появлением на Шетландских островах полярной совы. Эта птица здесь впервые была отмечена еще в 1811 году. С тех пор, как свидетельствует Бобби Туллох, отдельные особи, чаще всего молодые самцы, неоднократно встречались здесь. Однако, когда в 1967 году на Шетландских островах впервые загнездилась полярная сова, орнитологи из разных мест приезжали сюда, чтобы посмотреть на нее.

Несмотря на оседлость, которая характерна для сов в целом, в настоящее время можно наблюдать "пульсацию" ареалов ряда видов сов в разных направлениях. Так, в последние полвека продвинулась на восток и частично на северо-восток сипуха. История изучения этого вида свидетельствует о том, что, например, в Швеции он впервые был встречен лишь в 1834 году. Фрилестем предполагает, что сипуха проникла сюда из Дании. В 1873 году в Швеции было найдено ее первое гнездо. В дальнейшем эта птица стала обычным видом в ряде районов, охотно поселяющимся в многочисленных, специально развешиваемых для нее искусственных гнездовьях. У нас в Советском Союзе, например в Латвии, сипуха была почти неизвестна до 1940-х годов. Позже она уже регулярно встречалась в Елгавском и Добельском районах. 7 февраля 1952 года А. К. Бриедис обнаружил ее в 55 километрах от Риги, в Саулкрастском районе. Вероятно, к настоящему времени граница распространения вида переместилась еще дальше на северо-восток. Иногда совы продвигаются на север. Это характерно, например, для нашей сплюшки и американского сычика-эльфа. При сокращении ареала мохноногого сыча отходит на север южная граница его распространения. За последние двадцать лет заметно отодвинулась на юго-запад область гнездования длиннохвостой неясыти. Однако следует еще раз подчеркнуть, что все эти изменения границ ареалов вызываются не склонностью сов к постоянным скитаниям, а совершенно другими, подчас еще не понятыми нами, причинами.

Из всего сказанного можно сделать и практические выводы. Очень многие совы обладают консервативными территориальными связями. Это в первую очередь относится к старым и наиболее опытным особям, извлекающим выгоду из жизни в привычных условиях. И если птицы порой исчезают из того или иного района, то происходит это чаще всего вынужденно. И особенно обидно, что нередко причиной этого является недоброжелательное отношение к ним человека.

Литература: Пукинский Ю. Б. Жизнь сов. Серия: Жизнь наших птиц и зверей. Вып. 1. Л., Изд-во Ленингр. ун-та, 1977. 240 с.

 

 
 

 

Сейчас на форуме